Плательщикам УСН запретили учитывать в расходах суммы налогов, удержанные ими у иностранных компаний

Минфин России дал весьма спорный комментарий о порядке учета компанией, применяющей упрощенную систему, сумм налогов, которые она уплачивает как налоговый агент. Речь идет о налоге на прибыль и НДС, удержанных из доходов иностранной компании – лицензиата в виде фиксированного лицензионного платежа.(ПИСЬМО МИНИСТЕРСТВА ФИНАНСОВ РФ от 21.10.10 № 03-11-06/2/162)

ПИСЬМО МИНИСТЕРСТВА ФИНАНСОВ РФ от 21.10.10 № 03-11-06/2/162

ЛИЦЕНЗИОННЫЙ ПЛАТЕЖ УЧИТЫВАЕТСЯ…
Минфин России продолжает «радовать» налогоплательщиков своими разъяснениями. В очередном письме специалисты ведомства продолжили череду нелогичных рекомендаций, выгодных бюджету и невыгодных компаниям.

Организация, применяющая упрощенную систему с объектом налогообложения «доходы минус расходы», заключила с иностранным партнером лицензионное соглашение на издание каталога.

В соответствии с отечественным налоговым законодательством российская компания добросовестно удержала у контрагента НДС и налог на прибыль и перечислила их в российский бюджет.

После чего задумалась: имеет ли она право принять эти суммы (как в виде денежных средств, уплаченных австрийскому контрагенту, так и в виде налогов) в состав затрат?

Прежде всего Минфин России подтвердил право налогоплательщика, применяющего УСН, учесть сумму вознаграждения лицензиару — иностранной организации в форме фиксированного разового платежа в составе расходов.

Действительно, подпункт 32 пункта 1 статьи 346.16 НК РФ прямо предусматривает право «упрощенщиков» на признание расходов в виде платежей за пользование правами на результаты интеллектуальной деятельности и средствами индивидуализации.

Правда, свой ответ специалисты ведомства обосновали ссылками на нормы части 4 Гражданского кодекса РФ, забыв, что в отношениях с иностранным контрагентом может применяться иностранное, а не российское законодательство. Гражданский кодекс (подп. 19 п. 3 ст. 1211) прямо указывает, что при отсутствии в лицензионном договоре соглашения о праве должно применяться право страны лицензиара (в рассматриваемом случае — австрийское).

…А НАЛОГИ НЕТ?
Большое удивление вызывает вторая часть ответа, где Минфин России пишет: «Уплата сумм налогов за счет средств налоговых агентов не допускается. Учитывая изложенное, суммы налога на прибыль организаций и НДС, удерживаемые из доходов в виде фиксированного лицензионного платежа, не могут включаться в состав расходов при определении налоговой базы налогоплательщиком, применяющим упрощенную систему налогообложения».

Логику в этом ответе, к сожалению, найти сложно.

Главой 26.2 «Упрощенная система налогообложения» НК РФ предусмотрены следующие общие условия признания затрат. Они должны быть:

— осуществлены;

— оплачены;

— поименованы в закрытом перечне, приведенном в пункте 1 статьи 346.16 НК РФ;

— обоснованы и документально подтверждены, то есть обязаны соответствовать пункту 1 статьи 252 НК РФ.

Ни одно из условий даже не ставится под сомнение, и, тем не менее, финансовое ведомство безапелляционно отказывает в признании подобных расходов. Специалисты ссылаются на исполнение обязанностей налогового агента. Но разве в рассматриваемой ситуации есть уплата налога за счет средств налогового агента? Наоборот, прямо указано, что налог исчислен и уплачен в бюджет исключительно за счет средств налогоплательщика, то есть иностранной организации.

Представим, что те же самые услуги оказаны российской организацией, применяющей общую систему налогообложения, которая не понесла в связи с их оказанием вообще никаких расходов.

Пусть стоимость лицензии составила 1180 руб., в том числе НДС — 180 руб. Очевидно, что налог на прибыль будет уплачен с доходов в 1 тыс. руб. в размере 200 руб. (по ставке 20%). То есть российский лицензиар внесет в бюджет 380 руб. налогов — ту же сумму, которую лицензиат перечислил бы в бюджет в качестве налогового агента.

Как мы видим, в этом случае организация, применяющая УСН, не лишается права на признание в составе расходов полной суммы в размере 1180 руб., уплаченной за лицензию.

Получается, что организации отказано в признании части расходов только потому, что по требованиям налогового законодательства она перечислила часть вознаграждения не самому поставщику, а за него (то есть как бы от его имени и за его счет) в российский бюджет.

Если и дальше руководствоваться такой же логикой, то следующим шагом Минфина России должен стать запрет на признание расходов на заработную плату в части сумм НДФЛ, которые удерживаются и перечисляются в бюджет (опять-таки в качестве налогового агента) из доходов налогоплательщиков — физических лиц. Хотя тот же Минфин России в письме от 24.11.09 № 03- 11-06/2/246 прямо указывает, что суммы НДФЛ входят в состав начисленной заработной платы и поэтому могут учитываться в составе расходов. Подтверждает это и арбитражная практика*.

* См. постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06.08.10 № 18АП-6536/2010.

Остается лишь надеяться, что финансовое ведомство поймет ошибочность применяемой им логики и изменит свою точку зрения.

Статья напечатана в журнале «Документы и комментарии» №24, декабрь 2010 г.

www.klerk.ru

Поделиться
Опубликовано 22 декабря 2010

Подписаться на комментарии Подписаться на будущие комментарии через RSS 2.0

Написать комментарий

(обязательно)

(обязательно)